Вирус внутри “вирус”: история neudejchalo “переворот”

Вирус внутри “вирус”: история neudejchalo “переворот”

669
ПОДЕЛИТЬСЯ

В конце апреля 2014 Евгений Касперский на короткое время возник в его московском офисе на Ленинградском шоссе. Глава «Лаборатории Касперского» был, как постоянно, плотный график: в январе, он открыл новый офис в Лондоне, потом был в Давосе в рамках Всемирного экономического форума, в феврале в Доминиканской Республике, Бразилии и Чили, а в марте — Рим и Ганновер. В Москве тоже вирус ожидалось принципиальное, но крайне неприятное ему пришлось уволить своего преемника, 36-летний технический директор и член Совета управляющих «лаборатории» Николай Гребенников.

Когда Гребенников возник на пороге прозрачный шкаф-аквариум с табличкой «Евгений побега, Касперский, сидя за столом, нервно крутил в руках ручку. «Ты кинул компанию, вспоминает его слова Гребенникова. — И революционеры двумя методами: либо на трон, либо Сибирь. Вы идете в Сибирь!» В тот же день вирус объявило топ-менеджеры хлопочут о технического директора, который проработал в компании 11 лет. Практически одновременно с Гребенникова «лаборатории» осталось шесть российских и иностранных менеджеров, которые, как и владелец, был за переворот» — пытался взять под контроль самой компании.

Нераскрывшийся парашют

Чуток больше года спустя, 5 июня 2015 года, Гребенников покинул комнату Головинский районный трибунал г. Москвы, проиграв иск к «Лаборатории Касперского». Бывший технический директор пробовал заставить компанию выплатить компенсации до 17,7 миллиона рублей, но трибунал встал на сторону своего бывшего работодателя.

Гребенников растерял не только деньги, но и новую работу в Сбербанк, 6 месяцев, где он был советником первого заместителя председателя правления Сбербанка Льва Хасиса по кибербезопасности — в самый разгар процесса с Касперским в банк с ним не продлевать договор.

Сейчас Гребенников решила прекратить судебные споры с «лабораторией» и написал Евгений Касперский и топ-менеджеров компании с письмом, полным искреннего покаяния: «я не желаю, чтобы кто-то «выиграть», но хотел, чтобы «выжить» в критериях конфронтации, который я представляла, и я заключил сделку со своей совестью, решив, что на войне как на войне. Но война, видимо, не было. Ни Касперский, ни его заместители на это письмо не ответил.

Гребенников пришел работать в лаборатории в 2003 году как системный аналитик и быстро сделал карьеру. «Ник-чрезвычайно способная и энергичная. Помимо гибкий ум и хорошие технические познания он показал довольно хорошие организаторские способности, — вспоминает прошлый генеральный директор «лаборатории» Наталья Касперская. По ее словам, уже в 2006 году под фактическим управлением Гребенникова Департамент инновационных технологий (дит) выпустил несколько больших событий (формальный руководитель департамента в то время был вирус). «Я задумывалась, что в три или четыре года, он сможет стать великолепным техническим директором. Но, он стал гораздо быстрее», — говорит Касперский.

В 2007 году, опосля ссоры с Евгения Касперского Наталья отставку с поста генерального директора, в качестве компенсации ей предложили председатель Совета директоров и контрольным пакетом акций в дочерней компании «Ашманов и партнеры». Сам вирус стал управлять компанией, Гребенников был сходу же назначен директором дит, и через год он стал техническим директором всей компании.

В начале 2009 года, технического отдела, который был образован методом слияния ИТ-директоров и департамента развития продукта, насчитывалось 640 человек. Гребенников было тогда около 30 лет. «Я думаю, что этот стремительный взлет-суровое испытание для любого человека», — говорит Касперский. — «Таковой взлет порождает уверенность в своем всемогуществе, который в данном случае был тот факт, что Николай решил, что раз он такой крутой технарь, то бизнес будет осознавать.»

Операция «преемник»

Летом 2013 года в инновационном саммите в Праге вирус, по словам Гребенникова, официально представил его как собственного преемника в качестве генерального директора. Основатель лаборатории провел много времени в деловых поездках и путешествиях, о необходимости передачи в оперативное управление надежному человеку. В различные годы такие люди были Наталья Касперская, позже Евгений Бойкин (исполнительного директора, покинул компанию в декабре 2011 года).

«У меня было чувство, что Джек [Касперский] толкает меня», — вспоминает Гребенников. «Он произнес, что с НИОКР у нас все здорово, но мне еще необходимо набраться опыта в бизнесе». Руководитель лаборатории публичная презентация не помнит, но подтверждает, что «почти все компании, в том числе Николай понял, что теоретически он был одним из самых многообещающих кандидатов на мою позицию в будущем.»

До конца 2013 года, «Лаборатория Касперского» заходит в четверку крупнейших антивирусных компаний в мире: его антивирус защищено выше 300 миллионов пользователей в 200 странах. Состояние 2,800 кабинетах, расположенных в 30 странах мира, выручка за 2013 год составила $667 миллионов.

Но, проблему было не меньше: рост выручки замедлился трагическими темпами — от 40% в 2009 году до 6% в 2013 году, реализации почти не растут. Прибытие первого стороннего инвестора (южноамериканский Фонд Общие Атлантике в 2011 году стал владельцем 18,7% акций «Лаборатории Касперского») привел в валютном потерь через год компания выкупила свои акции обратно.

«Компания была не настолько эффективны, как могли бы», — говорит Гребенников. «Наша партнерская сеть могла продавать лишь антивирус и не знаете как продавать более сложные вещи. Пробы обсудить крайне низкой маржи и серьезные шаги, чтобы выйти в корпоративный сектор рынка слева в песок.» Между тем, планы были принципиальные: к концу 2014 года «Лаборатория» планирует получить доход в размере $1 миллиардов (на самом деле составила $711 млн.).

Гребенников говорит, что вирус взял на себя инициативу, чтоб добавить его в дополнение к функции НИОКР, управляющий всей мобильной области. Не считая того, технический директор сам попросил доставить давно продвигаемой им направление защиты от мошенничества (Касперский замечает, что решение было принято коллективно Советом директоров).

Посвящение технический директор не мог не вызвать недовольство коммерческого директора Гарри Кондаков, который, по словам Гребенникова, вылилась в противоборство между застройщиками и продавцами. Касперский не видит в этом катастрофы: противостояние между застройщиками и продавцами – это ежедневная реальность хоть какой технологической компании. «Это сложное взаимодействие, и найти баланс-чрезвычайно сложная управленческая задача, ведь в конечном итоге вы должны соединять практически противоположные интересы», — отмечает он.

Кондакова поддержал денежный директор Андрей Тихонов и начальник юридического отдела Игорь Чекунов. «Может быть, им не нравится, что мои возможности были расширены, не хотел видеть меня на должности генерального директора», — говорит Гребенников. Для него они были опытными и опасными противниками. Чекунов это за вирус не просто юрист, который «знает, как выигрывать суды». Прошлый сотрудник милиции Чекунов курирует компанию в отдел расследования компьютерных инцидентов, личная сохранность вирус (сыграл большую роль в освобождении его похищенного отпрыска), отвечает за взаимодействие с МВД, ФСБ.

До конца 2014 года, дела между kaspersky и Гребенников резко изменилась. Произошло несколько инцидентов, ответственность за которые ложут на технического директора. «Раньше мы с Женей всегда спорили, обсуждали, а позже если он перестал меня слышать, сказал, что мы лишь думаем о бонусах», — вспоминает Гребенников. — «Джек начал ставить все трудности в казначействе, казалось, кто-то шевелится». Буквы Гребенников, Касперский не ответил, попытка сделать отношения с Гарри Кондаков никаких результатов.

В этот момент впал в немилость Гребенников пришел на помощь 2-ух — управляющий директор » Лаборатории Касперского Азиатско-Тихоокеанском регионе Гарри Ченг и Стив Оренберг, управляющий директор по Северной и Южной Америке. Уроженец Гонконга Гарри Ченг, по словам бывшего сотрудника лаборатории Рустэм Хайретдинов-это чрезвычайно мощный лоббист со связями не только в Китае, но и во всей Юго-Восточной Азии. Чэн на вопросцы журнала Forbes не ответили.

В январе, за два дня до поездки в Давос Гребенников летал в монастырь в Китае. Он подтвердил технический директор, что его желают Убрать из компании, сказав, что он был как кость в горле — в том смысле, что водку не пьет, не прогуливается в баню. То же было мнение Оренберг. Кроме того, оба были не в не плохих отношениях с Кондакова и их предложения по оптимизации работы компании. Так родилась мысль рассказать о вирусных проблем и в разработке плана развития лаборатории на период до 2020 года в виде презентации. Совещание решено провести через месяц, в феврале 2014, в Доминиканской Республике.

29 слайд

Хард Рок Отель Пунта-Кана. «Было горячо, океан ревет, шелест пальм, солнца ожоги. Но мы не обращаем внимания на погодные невзгоды. Мы работаем!» — написал в собственном посте от Январь 13, 2014 Евгений Касперский. Здесь, на окраине Доминиканской «курортный Рай» «Лаборатория Касперского» провела конференцию для IT-аналитиков, североамериканский партнер конференции и глобальный Конгресс профессионалов по безопасности (САС). В один прекрасный день саммита Гребенников предложил вирус для входа в гостиничный номер.

«Джек пришел в комнату и сходу же напрягся, — вспоминает Гребенников.

Внутри Касперский ожидали восемь человек, в дополнение к техническим директором там были Ченг, Оренберг, глава корпоративного маркетинга в миланском кабинете Джон Малатеста и некоторых других менеджеров — членов Совета управляющих и Совета директоров Общества.

Участники заседания разработали план заблаговременно презентации, но все пошло не так. «Касперский все воспринимается в штыки, наши предложения, как раз бы он игнорировал», — вспоминает Гребенников. В последней презентации была 29-й слайд, где показан обновленный состав команды топ-менеджеров, который был готов взяться за реализацию плана. Введена должность главенствующего операционного директора (coo), который был оккупирован Гребенников, других топ-менеджеров были включены в его представления, за исключением Чекунову. Вирус остается генеральный директор, президент, председатель Совета директоров и совладелец.

В новейшей схеме изменились позиции двух людей: исполнительный директор Андрей Тихонов сделал советник, и Гарри Кондакова заняла должность управляющего отдела продаж (Гребенников сказал, что продажа — Оренберг и Чэн — просто были не готовы к работе с Кондакова на должность главы по продажам в Европе, Ближнем Востоке и Африке), упразднив должность глобального управляющего отдела продаж. «Это звучит, как ультиматум, это было предложение. Евгений много летал, и схема с соо работала отлично и была удобной для него во времена Евгения Букина, это тот вариант, который мы предложили», — говорит Гребенников.

Вставить слайд в презентацию, участники совещания обсудили до крайнего момента. Но решили, что «на войне как на войне: не буду стрелять в вас, стрелять в вас.» Так вышло, что презентация была напущенной. Вирус остался наедине с Чанг и Arenberger и заявил, что хочет уволить Гребенников. «Два дня спустя мы встретились на вечеринке, Джек обнял меня и произнес: что за ерунду вы придумали революционеры, — произнес Гребенников. Но Ченг и Гребенников, разговаривал с Касперским после презентации, были убеждены, что «Каспер подальше. Вообщем, это был не тот случай.

Из восьми человек, которые воспринимали участие в презентации, шесть были вынуждены покинуть компанию: Гребенников, Ченг, Оренберг, Малатеста и два русских менеджеров.

«Гребенников сделал Чекунов, и с ним еще пять восходящих звезд», — говорит один из бывших служащих компании. Гребенников с такой оценкой не согласен: «роль Чекунову сильно демонизируют. В крайние месяцы, я благодарен Игорю за поддержку в очень трудный период жизни.»

Управляющий лаборатории подтверждает, что конфликт исчерпан. «Моя главная претензия к ним-это, в какой форме они это сделали», — произнес Форбс Касперского. «Я допускаю, что они могут быть полностью добрыми и честными мотивации что-то менять в жизни в топовую сторону, но значит они выбрали совершенно неприемлем.

Советник по кибербезопасности

Опосля ухода из «лаборатории» Гребенников несколько месяцев пришел в себя. «Наступила полная апатия. Казалось, что жизнь кончена», — признает прошлый технический директор. Но в сентябре 2014 года он был приглашен на работу в Сбербанке Лев Хасис советник по кибербезопасности. 6 месяцев спустя Гребенников возглавил дочерний банк, который участвует в защите банкоматов. «Мы выдвинули идею, что компания может стать Подрядчиком и некие проекты защиты от мошенничества (crossanalysis Антифрод), — вспоминает Гребенников. Мысль была поддержана руководством, был уже подсчитали приблизительный бюджет, защитили его на конкурсной комиссии.

Параллельно, прошлый технический директор пытался решить свои финансовые проблемы с помощью «Лаборатории Касперского» — по соглашению сторон до конца декабря 2014 Гребенников должен был получить 17,7 млн рублей компенсации, но средств не вижу.

Юристы компании утверждали, что, перейдя на работу в Сбербанк, Гребенников нарушил положения Контракта о нераспространении конфиденциальной информации — это презентация бизнес-планов для решения вопросцев кибербезопасности.

В марте 2015 срочного трудового договора в Сбербанке с Гребенникова не был перезаключен. Источник утверждает, что Гребенников был отстранен от Сбербанка без вмешательства топ-менеджеров «Лаборатории Касперского». «Мы наверное ничего не угрожает», — говорит Касперский. Мы Гребенникова рекомендовали как чрезвычайно хорошего специалиста и дал ему хорошую рекомендацию в Сбербанке. Я не знаю всех подробностей, почему он ушел». Сбербанк Форбс подтвердил, что меж Банком и Гребенникова, оперированных по срочному трудовому договору, который предугадывает выполнение определенной работы в ограниченные сроки. «Всех обязательств по истинному трудовому договору были выполнены сторонами в полном объеме. Необходимость продолжения предстоящего сотрудничества между сторонами отсутствовал», — сказал Форбс, представитель Сбербанка Полина Trasonova.

В июне Гребенников проиграл иск к «Лаборатории Касперского» в суде первой инстанции, но подавать апелляцию не хотят. В интервью Forbes, он просит не искать конспирологический подтекст в событиях, которые происходят, выделив, что существуют только две причины для его выступления в Пунта-Кана: желание улучшить работу лаборатории и страх потерять то, что они выстроили за 11 лет.

«Опыт его увольнения из «Лаборатории Касперского» очень полезно», — сказала Наталья Касперская. «Да, это больно, но отрезвляет и принуждает легче оценить свои возможности. Я тоже был огромный шок опосля разрыва с «лабораторией». Но теперь я независимый и очень успешный бизнес». Гребенников на данный момент заняты разработкой мобильной игры — и уверяет, что проект отложен голову.

www.forbes.ru

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.