Право на забвение: кто выиграет от зачистки интернета

Право на забвение: кто выиграет от зачистки интернета

770
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Мы получим рычаги, которые еще скорее и эффективнее заблокируют недостоверную информацию, — говорит Илья Сачков, управляющий компании Group-IB. Жертвой скандала стал не лишь футболист, но и его однофамилец — глава городского округа Балашиха Евгений Жирков. «Из поиска ничего не удаляется», — говорит представитель «Yandex’а» Ася Мелкумова. Таковым клиентам новейший законопроект был бы чрезвычайно кстати. Он считает, что «право на забвение» нужно, когда информация может грозить сохранности человека — в прошедшем году он сам столкнулся с схожей неувязкой. Человек с пустой аватаркой и ником James Bond написал Сачкову сообщение в соцсети: «У меня есть твой адресок и адресок твоей матери и братьев… Это для тебя для затравочки, чтоб прогуливался и оборачивался». У него была пиарщица, но она не давала охвата аудитории, в вебе не было альтернативного положительного фона. У поисковиков, в отличие от людей, отменная память. Спецы по защите репутации замечают, что проще выдавать негатив, лишить ссылку охвата. Он ведает, что опосля собственной отставки префект ЮАО Москвы Жора Смолеевский пробовал разобраться, не было ли проведено против него информационной кампании: «Он говорил, что столько рынков разогнал, открывал скверы… Иной пример из его практики: клиентка не могла получить роли в суровых телесериалах, поэтому что снималась в «Доме-2» и поисковики хранят эту информацию. «А ей хотелось бы, чтоб ее не было», — ведает Сидорин. Поначалу желание манипулировать поисковой выдачей было соединено с коммерческими запросами — компания, торгующая пластмассовыми окнами, желала, чтоб ссылка на ее веб-магазин была на первой страничке поисковой выдачи. Так возник рынок поисковой оптимизации (SEO — search engine optimization) — выведения веб-сайта на 1-ые строки поисковой выдачи по данным главным запросам. К услугам веб-агентств, оказывающих услугу SERM (Search engine reputation management) — управление репутацией в поисковых сетях, почаще всего обращаются те, кто не желает, чтоб в поисковых подсказках опосля их фамилии и имени появлялись слова «коррупция», «посиживал», «бандит», сыпались ссылки на веб-сайты с компроматом либо вываливались особенные фото и видео. Рынок репутационный, SERM, по оценкам Сидорина, пока меньше — 10% от SEO. Главные клиенты Sidorin Lab — политики, бизнесмены, спортсмены, звезды шоу-бизнеса. Он вспоминает нашумевший скандал с внуком дальневосточного миллиардера Игоря Неклюдова Григорием, который выкладывал на YouTube скандальные видеоролики — за средства предлагал гостям Парка Горьковатого совершить унизительные вещи. «Я бы желал, чтоб эта информация была из веба зачищена, чтоб она была не заблокирована через «темные списки», а удалена и не проиндексирована еще раз», — говорит Сачков. Мы поглядели графики — там были верно видны информационные пики, связанные с сообщениями про взятку, которую взял его заместитель, позже посты, что Жириновский произнес, что Смолеевскому пора на покой, позже случилось Бирюлево, и — ба-бах — отставка. У Group-IB есть подразделение Brand Point Protection, которое занимается как защитой брендов (к примеру, в рамках партнерства с «Амедиа», представляющей интересы студий HBO, CBS и FOX, Sony заблокировала 60 000 ссылок на их телесериалы и киноленты), так и защитой репутации физических лиц (клиентов компания не открывает). Футболист махачкалинского «Анжи» Юрий Жирков с размахом отмечал день рождения собственной супруги Инны и не увидел, как его в самый неподходящий момент заснял фотограф: отец протягивал мундштук кальяна отпрыску и дочери. «Есть целая промышленность, сплетенная с веб-сайтами знакомств. В сообщение была вставлена выписка из полицейских баз данных: прописка, место жительства родственников, регистрация автотранспорта, сведения о правонарушениях. Стоимость сервисы рассчитывается из количества поисковых запросов, количества регионов (поисковая выдача различна в зависимости от географии), услуга обязана оказываться некое время, до этого чем в поисковой системе будут видны результаты. Традиционно общественные личности выплачивают за сервисы по защите репутации $2000-5000 в месяц, замечает Сидорин. Законопроект, который разработали депутаты Госдумы, быстрее увлекателен чиновникам, депутатам, олигархам и знаменитостям, которым он дозволит попробовать скрыть информацию о нелицеприятных фактах собственной биографии, замечает Миша Савельев, директор учебного центра «Информзащита». Но для компаний, которые занимаются бизнес-разведкой, защитой брендов и репутации, законопроект, напротив, может стать доп инвентарем для роста их дохода. Может быть, уже скоро и футболист Жирков, и чиновник Жирков получат новейший инструмент для зачистки веба.  Депутаты Алексей Казаков, Вадим Деньгин, Ольга Казакова и Леонид Калашников внесли в  Госдуму законопроект о «праве на забвение» — поправки в закон о инфы, Гражданский кодекс, Кодекс о административных правонарушениях, которые дозволят гражданам Рф требовать от поисковиков прекратить выдачу ссылок на недостоверную, неактуальную либо распространяемую с нарушением законодательства информацию. Традиционно «зачистка» идет 2-мя методами — или информация просто убирается с ресурсов, или информационный фон так зашумляется ложными информационными сообщениями, что отыскать ту самую ненужную публикацию становится проблемно, разъясняет Савельев из УЦ«Информзащита». Зачистить и обелить
В летнюю пору 2013 года в одну из больших русских компаний, занимающуюся защитой бренда и репутации, обратились пиарщики тогдашнего президента Украины Виктора Януковича. Как сейчас решается вопросец о удалении инфы? По оценкам РАЭК и ВШЭ, этот рынок составляет наиболее 10 миллиардов рублей в год. Существует целая промышленность киберпреступности, сплетенная с воровством данных через iCloud, с личных почт, соцсетей и следующим шантажом с опасностями выложить компромат на всеобщее обозрение в вебе.  

Наикрупнейший русский поисковик «Yandex» выступил категорически против законопроекта, заявив, что он нарушает конституционное право людей на поиск инфы и доступ к ней, делает почву для бессчетных злоупотреблений. Фото с подписью «Жирков с детками курит кальян» перепечатали почти все таблоиды, они намертво въелись в топы поисковой выдачи «Yandex’а» и Google. Раз этот юноша через несколько лет пойдет в политику либо будет делать суровый бизнес, таковой закон «о забвении» ему будет на руку, замечает Савельев. Не считая того, депутаты предложили штрафовать поисковики за отказ удалить ссылки. «Со почти всех ресурсов информацию удалить нереально, потому основной механизм — вытеснять негатив позитивом, вбросами положительной инфы», — говорит Сидорин. — Основное, чтоб этот закон не перевоплотился в инструмент зачистки веба от неугодных статей, исторических фактов или борьбы со свободой слова». «Yandex», самый популярный веб-сайт в Рф, «лицезреет» 15 миллиардов html-документов, Google — 30 миллиардов html. Она исчезнет из топа «Yandex’а», и обыденные люди, которые изредка заглядывают далее первой странички поисковой выдачи, просто закончат ее созидать. Савельев замечает, что большая часть наших граждан сами распространяют о для себя индивидуальную информацию и непубличные фото, но закон о «праве на забвение» может быть полезен, скажем, раз необходимо защитить информацию о судьях по уголовным делам и их родственникам. — Удалить эту информацию очень трудно, и огромное количество наших граждан не знают о этих опасностях и на их просто попадаются». Чуток позднее к нему с аналогичной просьбой обращались представители Юлии Тимошенко, но тоже получили отказ. По его словам, закон о защите индивидуальных данных не работает — милиция не шевелится. «Некие путали его с футболистом Жирковым, говорили, что читали про него в вебе, — ведает Дмитрий Сидорин, основоположник веб-агентства Sidorin Lab, занимающегося продвижением веб-сайтов и защитой репутации в вебе. — Ему, естественно, хотелось бы удалить эту информацию, но он не может». Вот и вся репутация». Люди попадаются на типо настоящие фото привлекательных мальчишек и девченок — отсылают друг другу интимные фото либо видео, а позже они попадают в веб, — говорит Сачков. «Они давали зачистить веб от негатива на собственного шефа, но мы отказались, произнесли, что «продукт негодный»: бессмысленно что-то делать с репутацией, раз он ее сам раз в день портит», — говорит собеседник Forbes, узнаваемый русский веб-бизнесмен. На вопросец, почему в 2013 году из поискового запроса «Путин» пропала картина с подписью «Путин как удав душит Россию», Мелкумова разъясняет, что ссылка на контент автоматом пропадет из результатов поиска, раз он заблокирован, удален на веб-сайте-источнике либо доступ к такому веб-сайту был ограничен. Странички12 www.forbes.ru Работу чиновников оценивают в том числе и по частоте упоминаемости в вебе в положительном либо нехорошем ключе. Илья Сачков говорит, что средний бюджет защиты репутации — 300 000 рублей в месяц.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.